kozlova_e (kozlova_e) wrote in portal69tver,
kozlova_e
kozlova_e
portal69tver

Categories:

Ювенальная юстиция как она есть


О ней не принято писать. Ее как бы нет. Есть права детей. Есть право ребенка на семью. Но то, что эта семья может быть "профессиональной",
об этом не говорят. Почему "профессиональным" родителям платят зарплату за воспитание детей, а из родных семей изымают за бедность, рассказали газете "Вся Тверь" общественные активисты Алексей Хохлов и Елена Козлова.

В последние годы мы все чаще и чаще вспоминаем об идентичности нации, но при этом в наш лексикон прочно вошли такие понятия как ювенальная юстиция, инклюзивное обучение, патронатная семья. И вроде бы все эти понятия связаны с благими намерениями – улучшить жизнь детей. Но не получается ли у нас на деле «как обычно»? То есть «хотели как лучше, а получилось как всегда»?

Алексей Хохлов (в дальнейшем – А.Х.), общественный активист, в прошлом – член Всероссийской общественной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» («РВС»).

Елена Козлова (в дальнейшем – Е.К.), общественный активист, публицист, в прошлом – заместитель директора по воспитательной работе Медновской санаторной школы-интерната.

Корр.: Алексей, не вдаваясь в тонкости законодательства, и как не специалист в области права, я все-таки уловил общий смысл ювенальной юстиции — усиление прав детей. Я общался с представителями прокуратуры и полиции. Однозначного ответа – хорошо это или плохо – не получил. Ответ очень общий. Есть положительные моменты, есть некоторые проблемы.

А.Х.: О положительных моментах мне судить сложно, а вот о проблемах знаю не понаслышке. Вы действительно уловили только общий смысл. Очень общий. Довольно большая часть этих законов направлена на расширение полномочий органов опеки, позволяющих без особо серьезных мотивов изымать ребенка из семьи. В 2012 г. на рассмотрение в Государственную Думу были предложены два закона, расширяющих возможности чиновников именно в этом направлении. Формулировки были очень расплывчатые. Они прошли первое чтение, что вызвало возмущение граждан по всей стране, люди стали собирать подписи. Всего по России было собрано 150000 подписей! Это очень много, потому что подписи были собраны на улицах, а не через интернет. После сбора подписей состоялся учредительный съезд РВС, на котором был Владимир Путин, он горячо поддержал наши инициативы. В итоге законы эти принимать не стали, хотя они активно лоббировались депутатами Баталиной, Мизулиной и даже председателем Совета Федерального Собрания Валентиной Матвиенко. Я участвовал в дебатах с Голодец через Твиттер и помню ее ожесточенную ювенальную позицию. Спустя год все они заняли позицию прямо противоположную.

Корр.: При всем при этом Тверь осталась пилотной площадкой, где реализуются начинания в области ювенальной юстиции.

А.Х.: Действительно, это так. И картина в целом не изменилась. Сама суть ювенальной юстиции переворачивает все наши традиционные семейные и культурные ценности. Во всех традиционных культурах, будь то ислам или христианство, считается, что воспитанием, формированием ребенка должна заниматься семья, родители. Это священное право семьи! У ребенка же есть священное право воспитываться в семье. Ювенальная юстиция ломает эти основы. Почему? Потому что ставит права ребенка выше прав родителей. Все капризы ребенка должны выполняться безусловно. Какие при этом могут возникнуть последствия? Воспитание ребенка превращается в удовлетворение его капризов. Иначе ребенка отберут. Если дать волю такому подходу, через два-три поколения у нас вырастет совершенно другое общество, состоящее из капризных индивидуалистов, не скрепленное никакой общностью, презирающее государство! Человеком не рождаются, а становятся в процессе воспитания. Поэтому нас не может не беспокоить то, что Тверь по-прежнему является пилотной площадкой. Нет никакой прозрачности. Мы не знаем, какими инструкциями руководствуются органы опеки, какие тренинги проходят сотрудники, чем их мотивируют. Я считаю, что общество имеет право знать, что происходит за кулисами Министерства социальной защиты, ведь прийти могут в каждую семью!

Корр.: То есть изъятия происходят по-прежнему. Понятно, что речь идет о неблагополучных семьях, в которых выполнить любой каприз ребенка довольно сложно. И все-таки, были ли случаи, которые вас попросту потрясли?

А.Х.: Об одном из таких случаев было очень много написано. Одинокая женщина поехала в Москву устраиваться на работу, так как здесь найти ее не могла. За детьми присматривала подруга. В это время в доме случился пожар. Детей забрали в детский дом. На одном из свиданий мать узнала, что у ее сына вырезали почку, хотя никакого диагноза, предполагающего такую операцию, не было. Ребенок, вырванный из рук родителей, оказывается абсолютно незащищенным.

Е.К.: Есть еще более трагичные случаи. Совсем недавно в Новороссийске и Санкт-Петербурге были изъяты из семей грудные младенцы, которые спустя короткое время умерли. Предлоги для их изъятия были надуманными. Угрозы для жизни и здоровья детей не существовало (а по закону только в этом случае возможно изъятие детей без постановления суда). Произошла трагедия, а виновные так и не найдены, потому что дети умерли как бы сами. Никто в органах опеки на момент изъятия не задумался о том, что для грудного ребенка разлучение с матерью – невероятный стресс! Это совершенно бездушная, обезличенная машина, которая под лозунгом защиты прав детей разрушает семьи, калечит их жизни и нарушает право родителей на воспитание своих детей и право ребенка жить и воспитываться в родной семье.

Корр: Почему же такое происходит?

Е.К.: Некоторое время назад заговорили о сокращении числа детских домов. Во многих регионах детдома и интернаты стали закрывать и заменять их на центры временного содержания детей. То есть идея была такова, что ребенок должен жить в семье, пусть даже и патронатной, а «родители» получают зарплату. Это чисто западный подход. Во многих европейских странах и США изъятие детей соцслужбами и дальнейшее их размещение в патронатные семьи стало прибыльным бизнесом. Государство оплачивает работу соцслужб по изъятию детей, приюты (многие из них – частные) получают деньги за временное их содержание, патронатные семьи получают деньги за свою работу «папами» и «мамами». И здесь совершается подмена. Под лозунги о том, что детям в семье лучше (хотя любить детей за деньги – это нонсенс) государство решает несколько задач: снижает расходы на содержание детдомов (а это большие здания, коммунальные расходы, дополнительное образование и т.п.) и «трудоустраивает» тех, кто по каким-то причинам не имеет другой работы. Еще лоббисты патронатных семей любят твердить о том, что детский дом – это закрытая непрозрачная система, хотя это совсем не так. Детские дома очень часто посещают всякого рода проверяющие инстанции. Смогут ли эти инстанции свободно проверять отдельные семьи – вопрос. И здесь уже возможны всякого рода злоупотребления, которые в силу закрытости семьи сложно обнаружить.

Корр.: Если я правильно понимаю, то одним из самых больших изъянов ювенальной юстиции является то, что ребенка могут забрать на основании жалобы соседа, зачастую необоснованной?

Е.К.: Это не единственный изъян. Нарушается презумпция невиновности родителей. Органы опеки действуют так, словно родители заведомо виновны.

А.Х.: Хочу добавить, что ребенка могут изъять из семьи и по жалобе ребенка. Были ли такие случаи, сказать сложно. Информация закрыта. Но уже много лет назад по инициативе «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», создан «Телефон доверия», и он функционирует. На плакатах с номером «Телефона доверия» прямые призывы к доносительству на родителей в виде детских картинок. Папа и мама ругаются? Позвони! У тебя появился братик, на тебя перестали обращать внимание? Позвони! В некоторых школах можно встретить подобные плакаты. А ведь ребенок может позвонить по недомыслию. И в итоге его могут изъять из семьи.

Корр.: Слушая вас, я отчетливо понимаю, что детские дома и интернаты еще не скоро закроют. А ведь наш президент призывал именно к тому, чтобы всех детей разобрали по семьям.

Е.К.: Патронатные семьи чужды нам по духу. Это западный вариант. Как ювенальная юстиция, так и инклюзивное образование. Я затронула инклюзивное образование не случайно. На сегодняшний момент у нас декларируется в школах и детских садах инклюзия, совместное обучение здоровых детей и детей-инвалидов. Но некоторым инвалидам нужны коррекционные программы, соответствующие педагоги. Инвалидам-колясочникам нужны помощники для передвижения по школе. На это требуется финансирование, которое школы позволить себе не могут. Но это еще полбеды. При наличии в классе детей с задержками развития придется опускать планку образовательной программы для здоровых детей. А это уже нарушение их прав. Для всех групп детей-инвалидов в советское время были созданы непревзойденные программы и условия обучения в коррекционных интернатах, которые сейчас являются бременем для бюджета. Не могу не вспомнить опыт Советского Союза. Глухонемых или слабовидящих селили в одни дома, для них строили целые производства. И они находились в комфортной для себя среде. При этом вполне счастливо женились и выходили замуж за вполне здоровых граждан. С социализацией не было никаких проблем.

А.Х.: В Загорске во времена СССР был проведен замечательный эксперимент. Там создали центр обучения для слепоглухих детей. Воспитанием и обучением занялись педагог Мещеряков и философ Ильенков. В итоге четверо воспитанников поступили в МГУ, а один из них стал доктором наук – потрясающий результат! Инвалидам нужен специальный подход, а не инклюзивное образование.

Е.К.: Но вернемся к патронатным семьям. В данный момент наблюдается явный перекос в сторону патронатных (приемных) семей. В то же самое время огромное количество семей живут на грани бедности. Пособие на ребенка для малоимущих граждан около 300 рублей (зарплата патронатного родителя около 18000 рублей). Хочется понять, кому нужно отнимать детей из проблемных семей под видом профилактики неблагополучия, если можно те же деньги, которые платят в виде зарплаты патронатной семье, направить в качестве достойного пособия на детей в родные семьи. Необходимо остановить разрушение российской семьи и возрождать традиционные семейные ценности.

Отрадно, что серьезные шаги в этом направлении уже осуществляются.

Недавно депутат Госдумы Елена Мизулина сообщила, что подготовлен законопроект, основанный на принципе презумпции добросовестности осуществления родительских прав. В нем будут четко прописаны основания к отобранию ребенка, ограничению и лишению родительских прав, чтобы не было их произвольного толкования. При этом лишение родительских прав должно будет оставаться крайней, исключительной мерой. Но пока обстановка по-прежнему тревожит нас.

Справка «ВТ»:

Согласно данным Главного информационно­аналитического центра МВД России, в 2014 году потерпевшими от насильственных преступлений было признаны 46567 несовершеннолетних, из них 6264 человека стали жертвами родительских преступлений. Это означает, что в структуре насильственной преступности в отношении детей на долю родительских преступлений приходится 13,4%, на долю всех остальных (неродительских) — более 86%. В соотношении к общему числу несовершеннолетних, проживающих в России, потерпевшие «от рук родителей» составляют около 0,02%.

Уголовный кодекс Российской Федерации давно включает все необходимые составы преступлений, позволяющие защищать граждан от покушений на жизнь, здоровье, половую свободу, честь, достоинство, ущемления трудовых, экономических и иных прав (в том числе в семье).

Принятие Федерального закона «О предупреждении и профилактике семейно­-бытового насилия» искусственно противопоставит семейную и общественную сферы человеческих отношений и будет способствовать усилению государственной борьбы только с семейным насилием.

Поставленная в особую категорию сфера семейных отношений в случае принятия данного закона станет подвергаться постоянному и неконтролируемому вмешательству со стороны «субъектов профилактики». Такое положение вещей посягает на естественные права и свободы человека, нарушает целый ряд конституционных принципов. В первую очередь принцип равенства перед законом и судом, который запрещает любые формы ограничения прав граждан, в том числе по признакам социальной принадлежности (ст. 19 Конституции РФ).

Андрей ВАРТИКОВ



Tags: Тверь
Subscribe
promo portal69tver march 26, 2016 16:11 8
Buy for 2 000 tokens
Оригинал взят у 999allan999 в ВНИМАНИЕ! Приближается 80-летие 12-й средней школы Твери (Калинина) Планируется по этому поводу большое массовое мероприятие — к сведению выпускников разных лет. Информацию об этом вывесим в сообществе и группах. Пока же — большая просьба к…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments